«Это не колония, это концлагерь для женщин!»

Вице-мэр Нижней Туры может быть причастен к пыткам в колонии?

Администрация Нижней Туры вновь может оказаться в центре крупного скандала. Точнее, тень скандала может пасть на заместителя главы Андрея Гайдукова.

Напомним, до своего переезда в Нижнюю Туру Андрей Гайдуков занимал пост заместителя начальника женской исправительной колонии ИК-16 Краснотурьинска – начальника Центра трудовой адаптации осужденных, являлся майором внутренней службы. Ранее: старший лейтенант внутренней службы в Краснотурьинской воспитательной колонии.

1 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Андрей Гайдуков (справа) | Фото: ГУ ФСИН Свердловской области

В конце 2017 года Гайдуков, будучи заместителем нижнетуринского мэра, выдвигал свою кандидатуру на должность главы Гаринского городского округа. В конкурсе по отбору кандидатур, помимо Гайдукова, принимали участие еще 6 человек. Из них по итогам собеседования на рассмотрение Думы было представлено 4 кандидата, включая Гайдукова. Однако последнему победить не удалось. Решением местной Думы 2 марта 2018 года пост мэра занял Сергей Величко.

2 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Гайдуков крайний слева | Фото: ГУ ФСИН Свердловской области

3 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"

На сегодняшний день Андрей Гайдуков является заместителем главы администрации Нижней Туры по связям с административными органами и общественной безопасности. Ранее он являлся заместителем главы по экономике, инвестициям и развитию сельских территорий.

Учитывая его прошлую деятельность, Гайдуков может оказаться замешанным в грандиозном скандале.

Всему виной стали заявления представителей «Межрегионального центра прав человека», озвученные на пресс-конференции, проходившей в Екатеринбурге 6 марта. Общественники сообщили, что в женской исправительной колонии № 16 сотрудники издеваются над заключенными. Напомним, речь идет о той самой краснотурьинской колонии, в которой до 2017 года Гайдуков занимал должность заместителя начальника.

4 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Фото: Яромир Романов, Znak.com

Дело в том, что общественники в свое время провели несколько встреч с бывшими заключенными данной ИК. На пресс-конференции они рассказали, как в колонии жестоко наказывают осужденных женщин изнурительными работами — за тихое приветствие и жалобы на условия содержания, ограничивают в гигиенических процедурах, не оказывают медицинскую помощь и заставляют по несколько дней стоять на ногах в штрафном изоляторе. Подобные порядки, говорят правозащитники, царят в ИК несколько лет, однако о происходящем осужденные заявить боялись. Их слова подтвердили женщины, недавно освободившиеся из колонии. Они объяснили, что решились на заявление только сейчас, так как активисты их собрали вместе. Прокуратура Свердловской области уже начала проверку по этим заявлениям. Об этом сообщает издание Znak.com.

5 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Фото: Комсомольская правда

Как пишет издание, Наталья Виноградова, вышедшая на волю из ИК-16 22 января, рассказала, что за нарушения заключенных отправляют с утра до вечера переносить из одной части колонии в другую снег или навоз. Сами нарушения, по словам девушки, сотрудники колонии придумывают.

«Если ты кому-то что-то не так скажешь, не поздороваешься с сотрудником колонии, который идет за твоей спиной, сделаешь замечание, кто к тебе на ты обращаются, — ты за это пострадаешь. Там есть чего бояться. Еще они любят сочетать несколько видов наказания за нарушения — я получила выговор, меня перевели в другой отряд, на другую неофициальную работу», — рассказала она.

6 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"

Другая бывшая заключенная, Ольга Козленко, добавила, что после перевода в отряд, сотрудники колонии полностью забирают зарплату. За одно нарушение штрафовали вплоть до пяти раз, рассказала она.

Лариса Литвинцева, также ранее отбывавшая наказание в ИК-16, сообщила, что ради своего удовольствия сотрудники колонии устраивали «пожар» — заключенные по тревоге должны свернуть матрас, взять его и выбежать из барака для построения. Эту «противопожарную тренировку» повторяли снова и снова, пока не надоест сотрудникам, уверяет она.

7 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Лариса Литвинцева | Фото: Яромир Романов, Znak.com

Самые серьезные нарушения связаны с условиями пребывания в штрафном изоляторе (ШИЗО), куда заключенных иной раз помещали, не имея на то законных причин, заявили выступавшие на пресс-конференции. Как рассказала Литвинцева, ее перевели туда в 2016 году, так как она отказалась работать сверх положенных по закону двух часов на благоустройство колонии. Она сказала (и остальные девушки ее поддержали): всех, кто попадал в изолятор, сотрудники колонии заставляли весь день проводить на ногах. Сидеть можно было только во время приема пищи, которую накладывали в железную тарелку на полу, и когда надо было сходить в туалет. Опираться на стену помещения также запрещалось — за поведением женщин сотрудники следили с помощью камер, установленных в ШИЗО, и по «домофону» начинали угрожать, как только заключенный пытался присесть.

«Я провела там три дня, в последние дни не было уже сил, пыталась присесть. Физическую силу они ко мне лично не применяли. Но вот моя знакомая, с которой мы вместе кушали в столовой, говорила, что они в качестве наказания положили ей на голову три книги и стали бить по голове молотком», — сказала бывшая заключенная.

8 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"

Алёна Унисихина должна была провести за решеткой семь с половиной лет, но вышла через три года. Женщину актировали с диагнозом тромбофлебит. Сосуды на ногах закупорены, ноги начали чернеть. При худшем развитии ситуации дело для Алены может закончиться ампутацией.

9 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Алена Унисихина | Фото: Антон Гуськов специально для ЕАН

Бывшая осужденная рассказывает, что страшную болезнь получила после того, как сутки провела в штрафном изоляторе. По словам женщины, в ШИЗО им запрещали сидеть и ложиться. После наказания у нее и начался тромбоз. Спустя полгода удалось оформить документы на актировку. По состоянию здоровья женщину освободили из ИК-16 неделю назад. Об этом пишет eanews.ru.

10 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Скриншот / ЕАН
11 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Скриншот / ЕАН

Отметим, что после пресс-конференции прокуратура Свердловской области организовала проверку по доводам, изложенным правозащитниками, о противоправных действиях в женской колонии.

«Сотрудники аппарата прокуратуры области выехали в колонию, чтобы на месте проверить доводы представителей общественной организации и бывших заключенных, озвученные в рамках пресс-конференции. В настоящее время получены и изучаются видеоматериалы с записями пояснений осужденных о нарушении их прав на надлежащие условия и порядок отбывания наказания в данном исправительном учреждении», — говорится в официальном релизе надзорного ведомства.


Справка: Исправительная колония № 16 ГУ ФСИН России по Свердловской области является исправительной колонией общего режима для содержания осужденных женщин, ранее отбывавших наказание в местах лишения свободы. В исправительном учреждении размещаются в среднем от 400 до 430 женщин.


12 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"

В 2018-2019 годах органами прокуратуры в ИК № 16 выявлялись нарушения бытовых и санитарных условий содержания осужденных, недостаток вещевого довольствия, нарушения трудового законодательства, несоблюдение требований пожарной безопасности. В том числе в настоящее время руководством ГУФСИН России по Свердловской области принимаются меры по устранению в ИК-16 нарушений требований пожарной безопасности, указанных в представлении прокуратуры области, внесенном в феврале 2019 года. Ранее органы прокуратуры при проведении проверок не выявляли случаи пыток и насилия по отношению к заключенным, колония считалась образцово-показательной. Однако сами бывшие осужденные признаются, что боялись рассказывать страшную правду об издевательствах, опасаясь репрессий со стороны сотрудников колонии.

Добавим, что пресс-служба ГУФСИН России по Свердловской области поспешила заявить о том, что данные правозащитной организации, озвученные на пресс-конференции 6 марта в Екатеринбурге, не соответствуют действительности, что, впрочем неудивительно, учитывая ведомственную заинтересованность. В пресс-службе представили «портреты» всех осужденных, рассказавших о пытках, с указанием всех статей, по которым они отбывали наказание. Видимо, по логике ГУФСИН, если человек осужден за тяжкое преступление, он априори не может говорить правду. «По ряду других заявлений осужденных, сделанным правозащитниками МЦПЧ, проводится проверка», — говорится в официальном релизе.
«Открытый Лесной» поддерживает заявления общественников и убежден, что проверка по изложенным фактам будет проведена самым тщательным образом. Человек, получивший срок, уже отбывает суровое наказание, вынесенное судом, и в колонии к нему не могут быть применены пытки и издевательства.

Редакция «Открытого Лесного» связалась с представителем «Межрегионального центра прав человека» Алексеем Соколовым.

13 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Фото: страница А.Соколова в facebook

Чтобы избежать двусмысленностей и ложного обвинения нам необходимо было установить, работал ли Андрей Гайдуков в ИК-16 в те годы, когда там издевались над узницами. Мы задали Соколову вопрос, в какой именно временной период, по данным общественников, в колонии фиксировались пытки и жестокие наказания.

14 e1552057418220 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"

«Пытки были в течение всего периода работы ИК в качестве женской колонии, т.к. сотрудники привыкли работать так еще с несовершеннолетними преступниками, которые отбывали наказание в этом ИУ», — сообщил нам Соколов.

15 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"

Вот, что пишет Алексей в соцсетях:

«Это не колония, это концлагерь для женщин!» Такие были отзывы осужденных женщин, которые со слезами на глазах рассказывали нам о «порядках» в ИК-16 г.Краснотурьинск, установленных администрацией ИУ. Операция «пожар» — это когда женщины носятся по отряду со своими матрасами и табуретками, вынося их в локальный участок. Время действия — 1 или 2 раза в неделю, в зависимости от желания руководства ИУ. Операция «навоз» — это когда навоз из свинарника грузишь в мешки из-под сахара и на себе несешь в жилую зону, Время действия — от подъема до ужина».

16 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Фото: Алексей Соколов

Отметим, в конце февраля правозащитники официально обратились с заявлением в СУ СК России по Свердловской области с требованием возбудить уголовное дело по фактам издевательств в краснотурьинской колонии.

Вот еще одна цитата Соколова: «Умышленные действия сотрудников ИК-16 по понуждению осужденных-женщин днями стоять в камере ШИЗО, не разрешая им ни присесть, ни даже облокотиться на стул, стол или стену, содержат признаки составов преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 117 УК РФ».

17 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Фото: Алексей Соколов

Также мы вышли на связь с журналистом Znak Иваном Масловым, который присутствовал на пресс-конференции общественников.

«Насколько я понимаю слова девушек, подобные порядки там с открытия в 2015 и до последних дней. В частности, женщина, больше всего рассказывавшая о шизо, вышла в 2017 году», — пояснил Маслов.

18 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"

И вот, что удалось узнать нам от правозащитницы Ларисы Захаровой. На своей странице в Facebook еще 23 августа 2016 года Захарова разместила пост следующего содержания:

«9 августа 2016г. посещали с Вадимом Кузьминым исправительные учреждения ГУФСИН России по Свердловской области в г. Краснотурьинск. ФКУ ИК-16 является колонией общего режима для женщин, повторно отбывающих наказание. Здесь мы провели обход отрядов, камер ШИЗО и ОСУОН. В отрядах несколько человек были проконсультированы по вопросам получения пенсии и пособия по инвалидности.

В ОСУОН от двух осужденных женщин поступили жалобы на неоказание медицинской помощи, на противоправные действия со стороны сотрудников, отсутствие возможности писать и отправлять жалобы в компетентные органы, предвзятое отношение за обращение в ОНК. Обе женщины заявили о том, что нуждаются в правовой защите», — пишет общественница.

19 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"

Ну, а теперь — самое интересное. Читаем дальше:

«Начальник колонии Владимир Горькин и старший оперуполномоченный АНДРЕЙ ГАЙДУКОВ пытались создать нам препятствия для передачи осужденным женщинам бумаги, ручки и конвертов, которые им были необходимы для отправки обращений в ОНК. Оказывается, по мнению администрации, мы могли пропитать бумагу наркотиками и в стержень также закачать наркотические либо психотропные вещества. Такое заявление повергло нас в некое недоразумение и поразило, ведь с такой версией мы еще не сталкивались. Одна женщина пожаловалась на ее избиения заместителем по безопасности Есаулковым 14 июля 2016г. за то, что пожаловалась проверяющим из Москвы, в этот же день была избита в раздевалке, где нет видеонаблюдения. Женщина реально опасается за свою жизнь и здоровье в этом учреждении».

20 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"

21 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"

Таким образом, нам доподлинно удалось установить, что в тот период, когда Андрей Гайдуков занимал пост заместителя исправительной колонии, над женщинами-заключенными издевались сотрудники данной ИК. Очевидно, что Гайдуков не мог не знать о том, какие методы применяют к женщинам его подчиненные и коллеги. Был ли причастен Гайдуков к издевательствам — пока остается вопросом.

22 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"
Фото: Алексей Соколов

Пока же нам известно, что в феврале 2019 года Андрей Гайдуков пытался препятствовать работе журналистов федерального канала КРИК ТВ. Напомним, это попадает под действие статьи 144 Уголовного кодекса РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов с использованием служебного положения» и предусматривает штраф от ста тысяч до трехсот тысяч рублей либо исправительные работы в качестве наказания.


Замглавы Нижней Туры Андрей Гайдуков, силой удерживая дверь изнутри, не впускал журналистов в кабинет, где заседала комиссия по ЧС. Позже вышел, но даже после указания на нарушение закона не разрешил корреспондентам войти внутрь.


Мы предполагаем, что администрация колонии и руководство ГУФСИН примут все меры, чтобы замять ситуацию, проще говоря, выйти сухими из воды. Самый известный пример: так называемый бунт в копейской колонии №1.

В мае 2008 года, напомним, жестокое массовое избиение заключенных руководство колонии вместе с начальником ГУФСИН Челябинской области попытались скрыть, выдав за подавление бунта среди заключенных. По данному факту было возбуждено уголовное дело, состоящее из 176 томов – об убийстве четырех и избиении еще восьмерых осужденных. Сотрудники ГУФСИН и копейской ИК получили длительные реальные сроки. На скамье подсудимых оказались глава ГУФСИН РФ по Челябинской области Владимир Жидков и 17 его бывших подчиненных.

23 1 - "Это не колония, это концлагерь для женщин!"

Следствие установило, что 31 мая 2008 года в помещении транзитно-пересылочного пункта сотрудники колонии колонии избили 12 осужденных, прибывших для отбывания наказания. В результате осужденные получили телесные повреждения различной степени тяжести, от которых четверо скончались. По данным следствия руководство ГУФСИН и колонии попытались скрыть данное преступление.

«Открытый Лесной» следит за развитием событий. Мы будем информировать читателей о результатах прокурорской проверки, так как тоже хотим разобраться в этой нашумевшей истории.


Пожалуйста, оцените материал
[Всего оценок: 7 Средняя оценка: 4.3]

Один комментарий

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *