Открытое письмо отца

Виталий Арефьев: «Я стучусь во все двери, я буду искать ответы, чего бы мне это ни стоило»

«Открытый Лесной» продолжает следить за историей мальчика, получившего травму после катания на горке в поселке Ис. В редакцию обратился отец ребенка Виталий Арефьев. Он подготовил  открытое обращение по поводу случившегося. Мы публикуем его полностью, без купюр.

12 1 - Открытое письмо отца
Та самая горка, на которой ребенок, по официальной версии, получил травму. | Фото: Открытый Лесной

«Меня зовут Виталий Арефьев. Я отец мальчика, который 2 февраля получил тяжелую травму, катаясь с детьми на горке в поселке Ис.

В настоящий момент мой 8-летний сын Илья находится в отделении реанимации больницы Нижнего Тагила. Я разговаривал с лечащим врачом. Прогнозы неутешительные. У моего ребенка развились почечная и печеночная недостаточность. Он до сих пор находится без сознания. Сын пережил кислородное голодание на протяжении длительного времени. Мне объяснили, что гипоксия влияет на работу всех органов и систем. Сильнее всего страдает головной мозг, ведь без кислорода он способен выдержать только 3-4 минуты. Затем клетки могут отмереть. Печень, почки и сердце выдерживают около 30-40 минут.

7HgUtcB5LKc 1 - Открытое письмо отца
Илья Арефьев, пострадавший | Фото: Открытый Лесной

Я понимаю, врачи Нижней Туры и Нижнего Тагила сделали все, что было в их силах. Они молодцы, спасибо им за это. Но до сих пор у меня осталось много вопросов, на которые я пока не могу получить ответы. И пока мой сын находится на грани между жизнью и смертью, я бьюсь, стучусь во все двери, я буду искать эти ответы, чего бы мне это ни стоило.

2 февраля в обеденное время мой ребенок получил сильную травму. В тот день я был по работе в командировке в другом регионе страны. После ЧП на горке он пошел пешком домой. По дороге его забрал водитель попутного автомобиля, в салоне которого также находилась его жена. Он привез ребенка к дому, позвонил матери по телефону и сбросил. Моя супруга перезвонила и ей сообщили: «Мы подняли вашего ребенка, он лежал на снегу». При этом ранее в полиции мне сказали, что на машину ребенка посадили дети, которые якобы провожали его домой. Позже сотрудники полицейские заявили мне, что такого не говорили.

Моя жена вышла во двор, но на не смогла самостоятельно поднять сына. Водитель не помог занести пострадавшего сына домой, на второй этаж.

image 2 - Открытое письмо отца
Дом, где проживают Арефьевы. Здесь, у дороги, остановилась машина, на которой привезли мальчика. | Фото: Открытый Лесной

Он со своей женой просто стояли рядом. Жена стала звонить старшему сыну, который находился в это время в школе. 15-летний сын прибежал и они вместе с женой занесли младшего домой. Затем была вызвана скорая помощь.

image 1 1 - Открытое письмо отца
На этом месте лежал ребенок после того, как его привезли к дому. | Фото: Открытый Лесной

Все это происходило не во дворе дома, а напротив, то есть у самой дороги. Между тем, есть подъезд к дому для автомашин, для этого нужно заехать во двор. После того, как я узнал все обстоятельства, я спросил у сотрудников полиции, почему не был проверен тот попутный автомобиль на предмет совершения ДТП? Это сугубо мое мнение, но нельзя исключать версию, что ребенок с горки шел в таком состоянии и мог попасть под колеса. Врачи обнаружили у него обширную гематому, которая появляется от сильного удара. Почему эту версию не отработали? Есть вопросы и к водителю и его жене. Почему они повезли ребенка домой, а не сразу в больницу? Почему высадили на обочине, а не заехали во двор? Почему не помогли донести ребенка до квартиры?

image 2 1 - Открытое письмо отца
Дорожка, ведущая во двор дома. | Фото: Открытый Лесной
3 1 3 - Открытое письмо отца
Отделение скорой помощи пос. Ис | Фото: Открытый Лесной

В 13.30 мой ребенок был доставлен в больницу Нижней Туры, где его перевели на искусственную вентиляцию легких. Оттуда же позвонили в областную больницу ДГКБ №9, чтобы вызвать реанимобиль для транспортировки ребенка в Екатеринбург. Когда я позвонил в областную больницу, мне сообщили, что машина уже выехала в Нижнюю Туру. В 18.00 я снова позвонил. И мне сказали, что автомобиль был на заявке в Первоуральске, и только сейчас, в 18.00, он выехал в Нижнюю Туру. Я позвонил через пять часов и спросил, почему машина до сих пор не прибыла? Врач спокойно ответил, что реанимобиль сломался и связи с ним нет. Почему не было связи? Он что, в магазин за продуктами поехал? Он спасает жизнь человека! Почему на всю область только два реанимобиля по регламенту, как мне ответили? Все это я считаю халатным отношением. Почему нельзя было вызвать реанимобиль или вертолет для экстренной доставки больных из соседнего Лесного, они же там есть!

Почему нельзя было так сделать? Я кричал, я задавал этот вопрос врачу в ДГКБ №9, но мне ответили, что это находится не в их компетенции.

image 3 - Открытое письмо отца
Отделение скорой медицинской помощи в Нижней Туре | Фото: Открытый Лесной

Позвонил снова в Нижнюю Туру, мне сказали, что ребенку становится хуже. Снова звоню в Екатеринбург. Меня удивленно спрашивают: «А почему вы звоните, а не реаниматолог?» Так реаниматолог уже звонил! А я звоню так часто, потому что я отец! Я понимал, что время работает против нас. В итоге время было упущено. Так много времени! Не час, не три, а 13 часов! Поняв, что надежды на реанимобиль больше нет, я обратился к брату, так как у меня не было возможности выйти в интернет и найти нужные номера телефонов. Тот стал звонить в службу 112. Там не отвечали. В итоге брат дозвонился в Единый центр службы спасения, ему дали номер телефона центра Медицины катастроф. И только в 3 часа ночи сына забрал реанимобиль медицины катастроф и отвез в Нижний Тагил.

Я побывал в больнице Нижнего Тагила, где находится мой сын. Я понимаю, врачи сделали и делают все, что в их силах.

Я задаю им вопрос, но пока не получаю ответа. Если бы не эти 13 часов кошмарного ожидания и ребенка привезли сразу, а не к 4 часам утра, может и не было бы этих последствий? Может он бы на поправку пошел?
Я уже обратился к уполномоченному по правам ребенка в Свердловской области, к этой истории подключится прокуратура, министерство здравоохранения начало служебную проверку. Действиям медиков, направлявших реанимобиль, будет дана правовая оценка.

Главный врач больницы, где сейчас находится ребенок сказал мне: «Ничем не могу обнадежить по большому счету, жизненные функции поддерживаются с помощью аппаратами и лекарствами, состояние крайне тяжелое». Я также хотел бы спросить тагильских медиков. 3 февраля днем жена звонила им, ей сказали, что операция проведена. Когда я позвонил 4 февраля, мне ответили, что операции до сих пор не было, собирается консилиум. Почему нас ввели в заблуждение? Позже я узнал, что операция все-таки была.

Я не хочу обвинять всех поголовно, я всего лишь хочу найти виновных в этой ситуации. Кто халатно относится к своим обязанностям? Я хочу наказать их, причем по закону.

Почему реанимобиль ехал к ребенку 13 часов и не доехал? Зачем эта вся система, скорая, реанимация?Или если мы живем не в Екатеринбурге, значит нас не надо спасать и лечить? Я работаю плачу налоги, бюджетники с них получают зарплату, и не я один. Получается, так можно объяснить бездействие медиков: реанимобиль просто не пришел, просто сломался, виноватых нет, не ищите. Но кто-то же должен ответить за это?

И в чем разница между девочкой из Лесного, которая получила ожоги на следующий день, 3 февраля, и моим сыном? Девочку из Лесного за час доставили вертолетом санавиации в Екатеринбург.

image 4 - Открытое письмо отца
Вертолет национальной службы санавиации, на котором госпитализировали девочку из Лесного | Фото: НССА

Мой ребенок хуже? Или у нас уже существует статус между людьми: кого-то надо спасть, а кого-то нет?
Кто-то заслужил, а кто-то не заслужил? Или вертолет существует не для спасения экстренных больных, а чтобы кому-то на охоту и рыбалку слетать? Для чего медицина существует? Я задаю вопросы не личного характера, а профессионального. Я строю высоковольтные линии электропередач, и если я халатно отнесусь к своей работе, кто-то без света останется или авария произойдет, и с меня спросят. Я ответственно подхожу к своей работе, я за это деньги получаю, я на эту специальность выучился. Кто-то выучился на спасение людей, кто то давал клятву Гиппократа.

image 5 - Открытое письмо отца
21 декабря 2018 года состоялась торжественная церемония передачи новых автомобилей учреждениям здравоохранения Свердловской области | Фото: Территориальный центр медицины катастроф

Я задаю вопросы, я хочу услышать ответы. Будет проверка и оценка действий врачей. Считаю, не должен человек находиться на этом рабочем месте, если халатно относится, видит цифры в голове, а не спасает жизни людей. Это не только моего ребенка касается. Завтра на его месте может оказаться другой ребенок.
В итоге 13 часов потеряны! Конечно, время много значит, это и врачи мне говорят. Время забрало у нас возможности для спасения. Реанимобиль должен лететь с мигалками, а не ломаться! Он жизнь спасает, у него даже приоритет в ПДД, он должен в кратчайшие сроки добраться. Из Екатеринбурга в Нижнюю Туру рейсовый автобус 3 часа идет, плюс остановка. А реанимобиль должен ехать 13 часов, это же издевательство! Я не хочу, чтобы завтра на моем месте оказался другой отец, чтобы еще один ребенок остался без экстренной помощи!»

Открытый Лесной продолжает следить за ситуацией…


© При копировании любых материалов с сайта "Открытый Лесной" активная индексируемая ссылка на сайт openlesnoy.ru обязательна!
Есть новость? Сообщи в редакцию! Анонимность гарантируем!
СООБЩИТЬ


Пожалуйста, оцените статью
[Всего оценок: 21 Средняя оценка: 4.8]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.