Бесприданницы

Реальные квартирные истории двух сирот из детдома Н.Туры

image 8 - Бесприданницы

Героини этой статьи — не победительницы конкурса красоты и не гламурные модели. Яна и Юлия — красавицы и умницы. Но уже успели многое пережить. Трудно поверить, но героини нашего материала несколько лет воспитывались в детском доме Нижней Туры. Сюда они попали из родного Кировграда. По закону сирота, не имеющий в собственности жилплощадь, имеет право на получение жилья от государства. Мы узнали, как решился квартирный вопрос выпускниц нижнетуринского детдома.

Официально без дома и работы

Сироте Яне Чурановой в очередь на жилье пришлось вставать дважды. Ей 22. Она родилась в Кировграде. После того, как ее маму лишили родительских прав, девочка оказалась в детском доме Нижней Туры. В 15 лет девушка поступила в уральский колледж бизнеса, управления и технологии красоты в Екатеринбурге. Тогда же решила, что получать жилье она будет в уральской столице.

Напомним, с 2013 года по новым поправкам в федеральном законе №159, жилье дети-сироты могут получать не по месту регистрации, откуда их забрали в интернат или детский дом, а по месту жительства.

Когда Яна пришла в органы опеки Екатеринбурга узнать о месте в общей очереди, оказалось, что ее документы утеряны. «Мне говорят, год назад ваши документы были отправлены из Кировграда в Екатеринбург, но не дошли. Это не моя вина, что они не дошли», – рассказывает Яна Чурова. В итоге в очередь на жилье пришлось вставать снова. Свое право на квадратные метры девушка отстояла в суде в 2015 году. Когда Яна последний раз узнавала номер своей очереди, он был – 305. В министерстве строительства девушке говорят, что примерный срок, когда она получит квадратные метры, – 2024 год. Это значит, что еще семь лет Яне придется скитаться по съемным квартирам, хотя самостоятельно оплачивать жилье она не в состоянии, так как не может найти постоянную работу.

image 9 - Бесприданницы
На фото: Яна Чуранова

Трудоустроиться не выходит из-за отсутствия штампа о месте регистрации в паспорте. Сначала Яна была прописана в детском доме, где воспитывалась, затем в документе появился штамп о временной регистрации по адресу общежития, в котором она жила, пока училась в колледже. Сейчас у нее нет ни того, ни другого. «Я вообще не знаю, как дальше жить и развиваться. Когда я пришла с этой проблемой в Жилищный фонд, мне посоветовали прописаться у кого-то из друзей. Года два, наверное, я была в поисках работы. Очень часто, когда задавали вопрос, почему нет прописки, приходилось объяснять, что я из детского дома, стою на очереди, многих людей ещё это пугало. Сейчас мне удалось устроиться неофициально на работу, через знакомых», – Яна Чуранова. При этом девушка не знает, как долго она проработает в этом месте и куда ей идти, если с работы «попросят».

По закону помощь в трудоустройстве выпускникам интернатов должны оказывать органы опеки и центры занятости. Как показывает практика, этот закон исполняется не всегда.

Юрист благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Ольга Будаева эту ситуацию прокомментировала так: «Работодатель действует незаконно: он не имеет права отказывать в работе лицам, которые не имеют никакой отметки. Но в принципе получается двоякая ситуация, потому что девушка должна иметь регистрацию хотя бы по месту пребывания, если она в данном районе находится более, чем 90 суток. Иначе она нарушает кодекс об административных правонарушениях. Куда ей прописываться должны были предусмотреть органы опеки, когда девочке было 14 лет. Органы опеки этим не занимались, надо вменять им это все. Но проблема в том, что они должны это делать, но ответственности не несут. И это у них хорошо получается».

«Мне ее не продать»

Сирота Юлия Гимадиева уже получила свое жилье. Заветную квартиру девушка ждала пять лет, а когда пришло время заселяться, оказалось жить там опасно для здоровья.

image 10 - Бесприданницы
На фото: Юлия Гимадиева

В детский дом Нижней Туры Юлия попала из Кировграда в пять лет после того, как умерли мама и бабушка. Из детского дома Юлия уехала учиться в Первоуральск. Здесь девушка нашла работу и осталась. Из очереди на жилье в городе Кировграде Юлия выходить не стала и однокомнатную получила там. Сейчас снимает жилье в Первоуральске, а квартиру в Кировграде пытается продать. Но не получается. «Я узнавала, что моя квартира стоит 870 тысяч рублей. Мне ее не продать, ее не покупают», – рассказала Юлия.

image 13 - Бесприданницы

Дело в том, что сданный в эксплуатацию два года назад дом уже начинает разваливаться: «На подоконнике отсутствуют торцевые заглушки, на потолке в комнате имеется трещина, на стене в коридоре образовалась плесень, отклеились обои…», – говорится в акте «Фонда капитального строительства Свердловской области». Это заключение надзорные органы сделали после проверки, на которой настаивала Юля.

image 14 - Бесприданницы

Напомним, в соседнем городе Качканар 28 сирот получили квартиры в новостройке только после вмешательства прокуратуры.

Использованы материалы Федерал пресс. Фото: из архивов героев публикации.


© При копировании любых материалов с сайта "Открытый Лесной" активная индексируемая ссылка на сайт openlesnoy.ru обязательна!
Есть новость? Сообщи в редакцию! Анонимность гарантируем!
СООБЩИТЬ


Пожалуйста, оцените статью
[Всего оценок: 0 Средняя оценка: 0]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.